Сезанн

МУРАТОВ  И СЕЗАНН (1839 Экс-ан-Прованс (департамент Буш-дю-Рон) – 1906 Экс-ан-Прованс)

На выставке представлены две картины  Сезанна из собрания ГМИИ

РАВНИНА У ГОРЫ СВЯТОЙ ВИКТОРИИ. 1882 – 1885

THE PLAIN OF THE MOUNT SAINTE-VICTOIRE

Холст, масло. 58 х 72

Происхождение: 1907 приобретена И.А. Морозовым в галерее Амбруаза Воллара в Париже; с 1948 в ГМИИ

АКВЕДУК. 1898 - 1900

THE AQUEDUCT

Холст, масло 91 х 72

До 1918 собрание С.И. Щукина, Москва; с 1948 в ГМИИ

 

        Муратов, особенно ценивший классическую традицию в современной живописи, был одним из первых историков искусства, понявших и оценивших классический характер искусства Сезанна. Он противопоставлял его “синтетическому” исусству Гогена и декоративизму Матисса.

       “Hа свои плечи Сезанн взвалил поистине титанический труд – возвратить живописи то знание формы и вещества, которое было когда-то завоевано работой сменяющихся художественных поколений и после того было надолго утрачено (Живопись Кончаловского, стр. 70) , - говорит он.

     “.... Можно говорить о классицизме Сезанна. В применении к нему это понятие раскрывается во всем своем величии, во всей своей глубине. Истинный классицизм предполагает сосуществование традиции с гением новаторским и изобретательным... В коллизии двух начал, ретроспективного и прозревающего, преемственного и инициативного, рождаются источники, производящие самые чистые и самые мощные из творческих рек” ( Сезанн, стр. 33).

     “Забытое со времен Ренессанса понятие живописной фактуры становится весьма важным моментом в искусстве Сезанна. Художественное делание перестает быть средством и вновь начинает быть целью, как  было оно у венецианцев. Работа над фактурой  заставляет полотна Сезанна стать драгоценными в каждом дюйме живописной поверхности. Каждый кусок, произвольно вырезанный в его картине, имеет самостоятельное художественое бытие.

    Ценность фактуры и красота поверхности Сезанна находятся в прямой связи с его острым воспрятием материальности  и вещественности. В знаменитых натюрмортах плодов живописный эквивалент природы осуществляет он на полотне с такой интенсивностью, какой не знает вся история европейского искусства.

     В фигурах и портретах, написанных в конце 80-х или начале 90-х годов, он достигает неподражаемого могущества формы при неповторяемой простоте средств.

   .... Пейзажи... 90-х годов отличаются особенно тонкой и нежной лепкой цветных пятен, слагающих зелень и золото планов горы Сент Виктуар, или глубокую, пронизанную огнем синеву небес Прованса” ( Cезанн, стр.28).

     “Сезанн всю жизнь свою болел не только формой, но и острым ощущением веществености предметов... Реализовать на полотне всю силу ощущения бытия, которую внушала ему действительность. создать в живописи источник воспрятия, равносильный тому могучему нсточнику, каким являлась для него природа, - такова была его основная цель... Сезанн  стремился к живописи. которая была бы адекватной действительности”(Живопись Кончаловского, стр. 48-49).

    “.... Импрессионистическому растворению видимостей  в спектрально окрашенных световых эффектах противопоставляет он твердое ощущение отдельности природых форм.  Он чувствует необходимую условность сочетающего их между собою пространства... С другой стороны он переполнен ощущением материальности...”      (Сезанн, с.27). “Сезанн искал постоянной сущности вещей видимого мира, он стремился овладеть ею, чтобы соединенным усилием воли, чувства и разума дать новое ей осуществление в своем холсте” ( там же, стр. 31).

      “ Все существо западноевропейской живописи  выражено в этих драгоценных в вечности и материальности самого воздуха своего пейзажа земли и неба, в этих беспощадно действительных фигурах, в этих плодах и фаянсах, более вещественных, чем вещи жизни” (там же, стр.30).